Вопрос 3. Что такое пытки, и какая ответственность за их применение наступает?

В нашем представлении пытка – это причинение страданий другому человеку (см, например, «невеста сержанта Петрова, пытала его, не отвечая ему на его предложения о свадьбе», или «Пятачок пытал Вини-Пуха, засунув его в дупло к пчелам»).

Однако по смыслу международной Конвенции понятие пытки имеет жесткие юридические рамки.

Пытка – это любое действие, которым человеку умышленно причиняется сильная боль или физическое или нравственное страдание, чтобы

1) получить от него или от третьего лица сведения или признания,

2) наказать его за действие, которое оно или третье лицо совершило или в которых подозревается,

3) запугать или принудить его или третье лицо к определенным действиям,

4) дискриминировать человека,

— при условии, что такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно (ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания(Нью-Йорк, 10 декабря 1984 г.).

Представим себе, что сержант милиции Крокодил Гена покусал за уши задержанного Чебурашку, чтобы тот признался в краже шляпы Старухи Шапокляк. Эти действия несомненно являются пыткой, так как имеются все ее признаки: сержант Крокодил Гена – представитель власти, его действия причинили Чебурашке сильную боль, повлекшую страдания, целью укусов стало получение от задержанного сведений. Или капитан милиции Буратино привязал за бороду к стулу гр. Карабаса-Барабаса, подозреваемого в совершении развратных действий в отношении Черепахи Тортиллы. Это – тоже пытка, так как здесь присутствуют и страдания, и должностное лицо в качестве субъекта пыток, и наказание за действие, в которых гр. К.–Барабас подозревается. Но вот в случае, если майор И. Муромец при доставлении в отдел надел на задержанного гр. Соловья-Разбойника, который пытался всунуть в рот 2 пальца и засвистеть, наручники, и эти наручники натерли гражданину Соловью запястья, вряд ли можно говорить о пытках, так как санкция, связанная с применением спецсредств, была законной, а страдание, причиненное санкцией, — неотделимым от ее применения. Впрочем и здесь не все так просто: если по жалобе Соловья-Разбойника будет установлено, что наручники были застегнуты на задержанном слишком тесно, то в действиях М. Муромца может быть усмотрен состав другого запрещенного Конвенцией действия: жестокого обращения.

За тем, чтобы в государствах мира никто никого не пытал, следит Комитет ООН против пыток, который раз в 4 года заслушивает доклады каждой страны мира о том, как в этой стране обстоят дела с пытками. В 2006 году Комитет, заслушав отчет России, высказал нашей стране более 30 рекомендаций, которые страна должна выполнить.

В пункте 8 рекомендаций говорится: «Комитет выражает озабоченность:

I. многочисленными, непрекращающимися и систематическими сообщениями о случаях пыток и иного жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания со стороны сотрудников правоохранительных органов, в том числе в отношении арестованных и задержанных;

II. системой продвижения по службе в правоохранительных органах на основании показателей раскрываемости, что, по-видимому, создает условия, способствующие применению пыток и иного жестокого обращения с целью получения признательных показаний».

Следующий доклад России будет заслушан в 2010 году. От Комитета ООН против пыток достается многим государствам. Критика Комитета влияет на международный престиж страны, ее авторитет, ее позиции на мировой арене. Но Комитет ООН против пыток – не единственная международная структура, которая борется с пытками. Каждый год по несколько раз Россию навещают представители Европейского Комитета по предупреждению пыток, члены которого имеют право встречаться с любым задержанным и заключенным наедине. Рассматривая жалобы граждан России на применение пыток, известный каждому Европейский Суд по правам человека в Страсбурге опирается, в том числе, и на результаты расследований Европейского Комитета.

Конвенция против пыток гласит: ни война, ни чрезвычайное положение, ни приказ начальства, ни требования закона не могут стать оправданием пыток (ст. 3). Если задержанный в России правонарушитель должен быть выдан другому государству, но существует опасность того, что его там будут пытать, то подобная выдача запрещена (ст. 4). Если на территории нашей страны окажется человек, совершивший пытки в другой стране, то Россия обязана его незамедлительно арестовать (ст. 6) и, либо выдать его этой стране, либо – если он гражданин России, — самостоятельно его осудить.

Какое наказание ждет виновного в применении пыток?

Если в результате пыток человек скончался, то ответственность будет наступать по 2-м составам преступлений одновременно: части 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан с применением насилия или угрозой его применения, либо повлекшее тяжкие последствия, либо с применением спецсредств; санкция — от 3 до 10 лет лишения свободы) и либо по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК (умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью, предусматривающее от 8 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы), либо по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленный тяжкий вред здоровью человека, повлекший по неосторожности его смерть, предусматривает от 5 до 15 лет лишения свободы). Ну, пожизненное – не пожизненное лишение свободы, но лет 17-20 получить за такие дела вполне реально.

Если в результате пыток был причинен тяжкий вред здоровью задержанного, то статей обвинения также будет 2: ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 3 ст. 111 УК РФ, а при причинении средней тяжести вреда здоровью – соответственно – ч. 3 ст. 285 и ч. 2 ст. 112 УК РФ. Если в результате пыток был причинен легкий вред здоровью или побои, действия виновного сотрудника милиции будут квалифицированы только по части 3 статьи 286 УК РФ, что также доставит ему мало радости.

Даже если пытки не были связаны с применением насилия, а заключались лишь в угрозе его применения, то милиционер все равно будет нести ответственность по ч. 3 ст. 286 УК РФ, так как данный состав ставит юридический знак равенства между применением насилия и угрозой применения насилия. Обратите внимание на то, что угроза насилия не обязательно должна быть выражена словесно и конкретно. Она может носить и неопределенный характер, например милиционер не только говорит задержанному: «не признаешься в убийстве Троцкого – тебе хуже будет», но при этом ненавязчиво поигрывает 32 килограммовой гирей, перебрасывая ее из руки в руку.

Казалось бы, в Уголовном Кодексе РФ существует специальная статья 302 УК РФ, предусматривающая ответственность следователя или дознавателя, либо иного лица, действующего с их ведома и молчаливого согласия, за принуждение к даче показаний с применением насилия, издевательств и пытки, и гарантирующая виновному более мягкое наказание, нежели часть 3 ст. 286 УК РФ, – от 2 до 8 лет лишения свободы. Однако более тяжкий состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 286 УК РФ фактически охватывает диспозицию и квалифицирующие признаки части 2 ст. 302 УК РФ, в связи с чем последняя применяется крайне редко. Однако возможна и ситуация, когда ответственность за пытку наступит и по ч. 2 ст. 302 УК РФ.

В первую очередь, это может произойти тогда, когда пытка применяется не самим следователем (дознавателем), а другим лицом с его ведома или молчаливого согласия. Передал следователь несговорчивого подозреваемого бравым оперативникам или лихим сотрудникам ППС, либо на худший случай, разгневанному потерпевшему или склонному к мордобою сокамернику; прямых указаний бить не давал, но намекнул, что у товарища ненормально хорошее здоровье и недопустимо радостное настроение. И после этого сотрудник превращается в кандидата на применение ст. 302 УК РФ. Обратите внимание на частичку «или»: достаточно чтобы следователь-дознаватель ведал о пытке или хотя бы не был против ее применения, и по делу по ч. 2 ст. 302 УК РФ пойдет вся веселая компания — и лицо, ведущее следствие или дознание, и его добровольные помощники: ведь для того, чтобы стать субъектом преступления, предусмотренного ст. 302 УК РФ, вовсе не надо быть должностным лицом.





Внимание, только СЕГОДНЯ!

Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *