Статус Короны

Политическое и юридическое положение британской короны определялось, во-первых, законодательным верховенством парламента и принци­пом суверенитета нации, во-вторых — традициями историческое конституции, сохранявшей за королями исключительные, иногда, главенствующие прерогативы, которые, сохраняясь юридически, не могли получить реализации в практической политике. С XVIII в., в особенности для статуса короны, большую роль стал играть кон­ституционный обычай, которым права и полномочия ко­ролевской власти существенно видоизменялись, но соблюдение, которого оставалось в большей степени делом текущей политики, а усе становление часто зависело от совершенно случайных причин.

С 1702 г. на британском престоле находилась Ганноверская династия (после кончины бездетной королевы Анны корона перешла по двоюродной линии к правнукам Якова I)*. Порядок престолонаследия был определен Актом 1701 г. Наследник короны, если не был , родившимся в Англии, обязан принадлежать к англиканской церкви. Кроме того, английский король обязан был отказаться от приверженности узко династическим интересам: без согласия парламента не могла вестись война за возможные его владения вне Объединенного королевства.

Исторический титул британских королей — «Божией милостью, король Британцев, защитник веры» — сложился в XVIII в. До 1801 г. за британским монархом сохранялся также восходящий средневековью титул французских королей. Королевская семья так же имела особый статус.

Конституционными обычаями предусматривалось, что положение и права короны могут меняться в зависимости от законодательной воли парламента. Вступление на престол сопровождалось коронацией, однако юридического значения эта процедура более не имела.

Полномочия и прерогативы короны формально — юридически были весьма значительны. Король считался главой государства, его особа была священна и неприкосновенна. В начале XVIII в. окончательно были восприняты принципы: «Король не может ошибаться» и «Король не может делать зла», — которые устанавливали поли­тическую и юридическую безответственность короны. Королю при­надлежала в полном объеме правительственная, или исполнительная, власть. Он обладал верховенством над церковью, в т. ч. правом назначения на церковные должности. Короне принадлежали внешнеполитические прерогативы: посылка послов, объявление вой­ны, заключение мира. Король предоставлял права гражданства, да­ровал почетные титулы и звания, в том числе дворянские и статус лорда (если таковой не был наследственным). Чеканка монеты так­же относилась к прерогативам короны. От имени короля вершился суд. Король возглавлял армию и флот.

Корона считалась находящейся в сфере действия закона. Вне закона король был вправе делать всё, что пожелает. Его особа считалась всегда в гражданском состоянии совершенноле­тия (существовал также и институт регентства). Корона номинально сохраняла права верховной собственности на английскую почву, порты и гавани.

Корона формально оставалась неотъемлемой частью парламента и в качестве таковой обладала законодательными прерогативами. Ей принадлежало право законодательной инициативы и, что важ­нее, право вето на парламентские билли. Однако последний раз та­кое право было применено в 1707 г.

Со времени реставрации Стюартов установилось правило ежегод­ного утверждения финансовых расходов короны. Они представляли т. н. цивильный лист, в рамках которого корона могла от­носительно свободно распоряжаться поступлениями. Цивильным ли­стом предусматривались расходы не только на личные дела короля и содержание двора, но и на государственно-представительские функ­ции, на жалованье судьям, на пенсии и т. п. Только с 1758 г. ци­вильный лист стал предусматривать преимущественно собственные расходы короны. С 1809-1810 гг. было признано, что корона может иметь и частные доходы за счет собственных имуществ.

Королевский двор сохранял общегосударственное значение и был как бы неотъемлемой, но особой частью центральной админист­рации. Его составляли департаменты четырех важнейших лиц двора: 1) лорда-сенешала, или главноуправляющего двором и имения­ми; 2) лорда-камергера; 3) лорда-конюшего; 4) лорда-хранителя гардероба. В ведении лорда-камергера помимо дворцовых дел было управление театрами, медицинским делом. Некоторые из админист­ративных должностей считались наследственными и составляли пре­рогативу знатных фамилий. Большое значение при дворе сохранял лондонский архиепископ (Кентерберийский), который исполнял обязанности настоятеля королевской часовни и, соответственно, ду­ховника.





Внимание, только СЕГОДНЯ!

Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *