Принципы и система международного инвестиционного права.

1. Главное различие между международной торговлей и трансгра­ничным движением капитала состоит в том, что в первом случае проис­ходит международное движение конечных продуктов, а во втором — движение факторов, с помощью которых эти конечные продукты могут быть произведены. Трансграничное движение капитала явля­ется предметом более жесткого государственного регулирования, чем международная торговля товарами. Экономические границы госу­дарств на пути следования капитала в большинстве стран мира еще очень высоки. Несмотря на это темпы роста международного рынка капиталов существенно превышают темпы роста международной торговли.

Любой национальной экономике необходимы постоянные ресурс­ные вложения — капиталовложениями или инвестициями. Обычно понятие «капиталовложения» трактуется как вложения только в основные средства производства (основной капитал), а инвестиции — как вложения в любые экономические объекты и процессы: средства производства, запасы, резервы, информационные ресурсы, ценные бумаги, «человеческий капитал» и т.п. Зачастую эти термины упо­требляются как синонимы.

Сфера трансграничного движения капитала образует междуна­родный рынок капиталов. Главными причинами трансграничного дви­жения капитала являются: избыток капитала на внутреннем рынке, растущая интернационализация производства, конкуренция много­национальных предприятий, спрос на иностранный капитал в связи с внутренним экономическим ростом.

Задача международного инвестиционного права — создать меж­дународно-правовой режим трансграничного движения капиталов, а также взять под контроль, унифицировать внутренний правовой режим, касающийся импорта и экспорта капиталов.

Таким образом, международное инвестиционное право это система международно-правовых норм, регулирующих отношения в сфере международного рынка капиталов.

Международное инвестиционное право (так же как и междуна­родное торговое право) отвечает выработанным критериям, необхо­димым для выделения международно-правовой отрасли (подотрасли). Оно имеет свой предмет регулирования, свои специальные принципы. Объективно международное сообщество заинтересовано в регулиро­вании данного комплекса отношений, о значимости которого свиде­тельствуют масштабы и темпы роста трансграничного движения капиталов. Объем международно-правовых норм, задействованных в процесс регулирования международной инвестиционной системы, стремительно растет. Международное инвестиционное право струк­турно входит в состав международного экономического права и тесно связано с ним, с другими отраслями МЭП.

Международный рынок капиталов функционирует в рамках международной инвестиционной системы, содержательную, сущностную часть которой он и составляет. Остальные компоненты меж­дународной инвестиционной системы те же, что и в международной торговой системе.

Международное инвестиционное право составляет часть междуна­родной инвестиционной системы и ее правовой надстройки. Другими частями правовой надстройки в международной инвестиционной системе выступают внутреннее право и транснациональное право. Заметное место в регулировании международного рынка капиталов эанимает мягкое право.

Субъектами международного инвестиционного права являются публичные лица — государства и международные организации.

Однако основными «действующими лицами» в международной тор­говой системе выступают частные лица, и прежде всего многона­циональные предприятия (ТНК/ТНБ) — инвесторы. Следовательно, состав субъектов международной инвестиционной системы шире, чем состав субъектов международного инвестиционного права.

В настоящее время в международном инвестиционном праве в качестве главного метода регулирования применяется метод двусто­роннего регулирования международного рынка инвестиций. Однако в дополнение к нему все интенсивнее внедряется метод многосторон­него регулирования.

Это проявляется, среди прочего, в усилении роли международных экономических организаций (МВФ, МБРР, МФК, МАР, ЕИБ, ЕБРР, ОЭСР, международных организаций интеграционных объединений и др.) как регулирующих инструментов и как разработчиков норм инвестиционного права.

Основными экспортерами и импортерами инвестиций выступают США, государства ЕС, Япония. Таким образом, как и в международ­ной торговой системе, в международной инвестиционной системе сложилась «трехполюсная» основа. При этом взаимное переплете­ние капитала между этими инвестиционными центрами идет быстрее, чем в мире в целом.

К источникам международного инвестиционного права относятся: международные договоры, международно-правовые обычаи и резолю­ции международных организаций. Широкое распространение полу­чили, в частности, двусторонние соглашения о поощрении и взаим­ной защите инвестиций (капиталовложений); к началу XXI века 140 государств мира имели всего около 1000 таких договоров.

В 1992 году МБРР и МВФ издали сборник, содержащий пример­ные (рекомендуемые) проформы соглашений о поощрении и защите инвестиций

В текст двусторонних инвестиционных соглашений, как пра­вило, включаются следующие вопросы: внутренний правовой режим в отношении иностранного инвестора и иностранных инвестиций (как правило, избирается «принцип-стандарт» предоставления нацио­нального режима); гарантии государства-импортера от политических рисков для иностранных инвестиций; порядок рассмотрения инвестиционных споров и т.п.

Кроме указанных договоров, источниками международного инвестиционного права являются, в частности, двусторонние международные соглашения об устранении двойного налогообложения, тор­говые договоры, договоры о поселении, договоры об экономическом и промышленном сотрудничестве и некоторые другие.

Существует целый ряд, многосторонних (преимущественно регио­нальных) инвестиционных соглашений, например Соглашение о со­трудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 года, заключенное в рамках СНГ. В Андской (Картахенской) группе был принят Единый инвестиционный кодекс, в котором предусмотрен общий порядок получения разрешений на осуществление инвести­ций, определены отрасли экономики, закрытые для иностранных инвестиций, создан институциональный механизм для согласован­ной инвестиционной политики. В Европе действует Договор к Энер­гетической Хартии.

2. Инвестиции могут быть:

— в материально-вещественной форме (строящиеся объекты, машины и оборудование, товары);

— в невещественной форме (интеллектуальная собственность, права и интересы и т.п.);

— в денежной форме.

В составе финансовых инвестиций выделяют портфельные инве­стиции — вложения денег в набор (портфель) разнообразных ценных бумаг в целях повышения доходности и снижения экономического риска, в расчете на дивиденды, на получение прибыли. Инвестиции в объекты, дающие инвестору право участвовать в управлении объек­том, — это прямые инвестиции.

Перемещение капитала, инвестиций из одной страны в другую осуществляется в форме предпринимательского капитала (прямые и портфельные инвестиции) и ссудного капитала.

Ссудный капитал — это предоставление кредитов в денежной или товарной форме с целью получения прибыли за счет ссудного процента.

В зависимости от того, кто инвестирует капитал, различают иностранные инвестиции: государственные и частные.

Источниками инвестиционных ресурсов для государства служат средства бюджетов (то есть в основном налоги), прибыль от государст­венной внешнеэкономической деятельности, продажа облигаций госу­дарственных займов, зарубежные кредиты, иностранная помощь и др.

Межгосударственный перелив капитала образует МАКРОУРО­ВЕНЬ миграции капиталов, а движение капитала по внутренним каналам ТНК/ТНБ — МИКРОУРОВЕНЬ.

Владельцами значительной части прямых заграничных инвести­ций являются ТНКЛГНБ.

3. Многонациональные предприятия(ТНК/ТНБ) являются основными участниками между­народной инвестиционной системы. К категории многонациональ­ных предприятий обычно относят предприятия, которые юридически созданы в одной стране, а осуществляют свою деятельность в другой или в других странах посредством дочерних предприятий или филиа­лов, находящихся под их контролем.

Вопрос о роли и статусе ТНК/ТНБ важен, так как они олице­творяют собой новый тип международного разделения труда, а по экономической мощи вполне сопоставимы с отдельными государ­ствами, что несет некую угрозу суверенитету государств. Именно ТНК/ТНБ создают свою собственную автономную экономическую систему, правовой надстройкой которой является транснациональ­ное право.

Экономическая (переходящая в политическую) сила ТНК/ТНБ вызывает необходимость в государственном и межгосударственном контроле за их деятельностью. Попытки установления такого конт­роля на международно-правовом уровне предпринимались, в частно­сти, в ООН и в ОЭСР.

В ООН (в рамках Комиссии по транснациональным корпорациям) был подготовлен проект Кодекса поведения транснациональных корпораций. Структура проекта включает шесть частей: преамбулу, цели; определения и сферу применения; виды деятельности ТНК; режим ТНК; межгосударственное сотрудничество; применение Ко­декса поведения.

Согласовано, что Кодекс поведения ТНК не будет договором. Следовательно, ему будет присуща такая же юридическая сила, как и резолюциям ООН.

Развитые (государства-экспортеры) и развивающиеся государства (государства-импортеры) по-разному подходят к содержанию этого документа. Развитые государства стремятся зафиксировать в нем права и обязанности ТНК, а развивающиеся страны — только обязанности. Развивающиеся страны видят в Кодексе инструмент международного регулирования деятельности ТНК/ТНБ.

В первоначальном варианте Кодекса вообще не было норм, касающихся прав ТНК/ТНБ. Развитые страны настояли, чтобы права были прописаны, и требуют, чтобы они были «привязаны» к между­народному праву, а не к внутреннему праву государств-импортеров, поскольку привязка этих прав к внутреннему праву не гарантирует стабильности правового режима для ТНК/ТНБ. Отсутствие компро­мисса по этому вопросу препятствует пока завершению Кодекса поведения ТНК.

4.Очевидно, не будет преувеличением предположить, что примерно 4/5 всего объема сделок, операций, связанных с инвестициями, осуществляется субъ­ектами внутригосударственного права — прежде всего гражданского права (а также государственного, административного, финансового права).

Международное инвестиционное право в значительной части не прямо регулирует сферу перемещения инвестиций, а опосредованно задавая рамки внутригосударственному праву, содействуя внедрению в национальные системы права унифицированных норм.

Вместе с тем, отдельные международные договоры сами по себе включают цепь правоотношений, находящихся в системе внутри­государственного права: так, в результате международного кредитного соглашения, в сферу кредитных связей вовлекаются банковские механизмы — возникают гражданско-правовые отношения между банками разных стран, которые своими действиями применяют на­циональные нормы гражданского, административного, финансового законодательства.

Компетенция государств в том, что касается национальных инве­стиций на иностранной территории, по существу, сводится к вопросу: запретить или разрешить, стимулировать или ограничить вывоз ка­питала. Поведение, правила функционирования национальных инве­сторов на иностранной территории регулируются уже, таким образом, иностранным правом, которое и создает соответствующий режим для иностранных инвестиций (принцип территориальности регулирования инвестиций).

Впрочем, в последние десятилетия XX века отмечена тенденция на придание государствами своему законодательству экстратеррито­риального действия в отношении национальных инвестиций, нацио­нальных инвесторов за рубежом, в частности в области налогообло­жения их доходов.

Зачастую политика запретов или ограничений национальных инвестиций за рубежом проводится под видом либо в комплексе с запретами, ограничениями на внешнеторговые и/или валютно-финансовые операции.

Государства по-разному подходят к отнесению инвестиций к раз­ряду прямых или непрямых. Общепринято, что прямыми называются такие инвестиции, которые обеспечивают инвестору эффективный контроль над предприятием.

Внутреннее право развитых стран в основном очень либерально в том, что касается регулирования иностранных инвестиций. Эконо­мическая и правовая политика этих стран строится на максимальной свободе для перемещения инвестиций, устранении препятствий дви­жению капиталов.

Большинство развитых государств даже не располагает специаль­ным законодательством, посвященным регламентированию этой сферы. С другой стороны, инвестиционная политика ряда государств содержит интервенционистские тенденции, когда принимаются отдельные поло­жения или акты, которые затрагивают как инвестиции нерезидентов на национальной территории, так и инвестиции резидентов за рубежом.

Государство обладает суверенным правом регулировать иностран­ные инвестиции на национальной территории при соблюдении своих международных обязательств в этой сфере, открывая или закрывая экономику, создавая благоприятный или неблагоприятный климат для инвестиций.

Почти все государства закрывают для проникновения частных иностранных инвестиций ключевые отрасли экономики, на которых основывается суверенитет страны: оборонное производство, секторы коммуникаций, транспорта, разработку недр, сферу общественной без­опасности, здравоохранения и т.п

По внутригосударственному законодательству в вопросах приема и защиты иностранных инвестиций может применяться стандарт национального режима, то есть тот же режим, который предоставля­ется внутренним инвестициям.

Если в отношении иностранных инвестиций применяется более благоприятный режим, чем в отношении национальных, налицо пре­ференциальный режим. Если менее благоприятный, речь идет о спе­циальном, или «дифференцированном», режиме (наиболее активно практикуется некоторыми странами Андского пакта).

Государства вправе применять любой из этих режимов при соблю­дении других норм и принципов МП

5. Под защитой инвестиций понимается недопущение попыток со стороны государ­ственных органов (публичной власти) помешать существованию, функционированию инвестиций, в том числе путем экспроприации/ национализации инвестиций.

С определенной долей условности и рядом оговорок можно вы­вести некоторые основные принципы международного инвестицион­ного права. Это, в частности:

— принцип свободы экспорта инвестиций;

— принцип свободы применения защитных мер при импорте инвестиций;

— принцип защиты инвестиций;

— принцип «территориальности» регулирования иностранных инвестиций;

— принцип государственного и международного контроля за дви­жением инвестиций;

— принцип ненанесения ущерба инвестициями экономике при­нимающей страны;

— принцип недопущения экспроприации/национализации ино­странных инвестиций без соответствующей компенсации;

— принцип свободы перевода доходов и дивидендов от инвести­ций за пределы страны базирования;

— принцип суброгации, то есть перехода права требования воз­мещения в случаях ущерба инвестициям от частного инвестора к госу­дарству инвестора;

— принцип устранения двойного налогообложения;

— принцип недискриминации;

— принцип наиболее благоприятствуемой нации;

— принцип предоставления национального режима и др.

Итак, международное инвестиционное право — это сложившаяся и развивающаяся отрасль международного экономического права (подотрасль МП).

Особенную часть международного инвестицион­ного права можно было бы подразделить, в частности, на институты:

a) международно-правовое регулирование государственных инве­стиций;

b) международно-правовое регулирование частных прямых инвестиций;

c) международно-правовое регулирование частных портфельных инвестиций;

d) международно-правового регулирования кредитных отношений, который другой своей частью входит в международное финансовое право;

e) общими для международного инвестиционного и международного административного права можно также признать такие институты, как международное налоговое право, антимонопольное право;

f) Специфическим — материально-процессуальным институ­том является институт урегулирования инвестиционных споров.

В международном инвестиционном праве прослеживается общая для МП тенденция: все новые и новые вопросы когда-то исключи­тельно внутренней компетенции государств переходят «под контроль» и под регулирование средствами международного права.

Лекция №11. «Международное финансовое право»

1. Международная финансовая система как объект международно-правового регулирования.

2. Многосторонние валютно-финансовые системы.

3. Правовое регулирование международных платежно-расчетных, валютных и кредитных операций.

4. Международные организации в финансовой сфере.

5. Принципы международного финансового права.

1.Движение товаров (в том числе услуг) на международном рынке сопровождается транснациональным движе­нием валютно-финансовых потоков, отражающихся в национальных платежных балансах. Движение капитала в значительной степени имеет финансовую форму.

Таким образом, трансграничное движение финансовых средств так или иначе «обслуживает» международную торговую систему и международную инвестиционную систему, в то же время представляя собой некое самостоятельное явление.

Финансовые ресурсы мира (мировые финансы) — это совокуп­ность финансовых ресурсов всех стран, международных организаций и международных финансовых центров. Часть финансов попадает в официальные и частные золотовалютные резервы, часть — предоставляется в виде помощи, часть (преобладающая) — покупается и про­дается на международном рынке капитала.

Глобализация финансовых ресурсов мира ведет к тому, что сила воздействия государства на национальные финансы ослабевает и, наоборот, усиливается воздействие ТНК/ТНБ, международных финансовых организаций.

Итак, сфера трансграничного движения финансовых средств (по аналогии с движением товаров и капитала) образует международную финансовую систему. Действующими лицами в этой системе выступают все те же субъекты, что и в международной торговой и международной инвестиционной системах. Однако финансовые от­ношения между государствами и международными организациями (публичные субъекты) составляют особую подсистему, юридической надстройкой которой является международное финансовое право.

Совокупность международно-правовых норм, регулирующих отно­шения в международной финансовой системе, и есть международное финансовое право (как отрасль международного экономического права). Иногда эта сфера отношений именуется международным валютным правом.

На трансграничное движение финансов, в частности, влияют:

а) состояние национальной финансовой системы и степень ее открытости, отражаемая внутригосударственным правом, — высота финансовых границ;

б) правовой статус банков и других операторов (агентов) с точки зрения международного права и внутреннего права;

в) правовое положение национальных валют и прочих финансо­вых средств с точки зрения международного права и внутреннего права;

г) состояние финансовых резервов и размер внешней задол­женности.

Очевидно, что только часть этих вопросов подпадает пока под международно-правовое регулирование в рамках международного финансового права.

Сфера валютных и кредитных отношений в значительной степени дерегулирована.Здесь государства предоставили очень большую сво­боду действий частноправовым участникам международной финан­совой системы. Практически на всем этом «пространстве» развитые рыночные государства оставили в действии общедозволительный правовой режим, в соответствии с которым в механизме правового регулирования действует принцип «разрешено все, что прямо не запрещено законом» (в отличие от разрешительного режима, при котором действует обратный принцип — «запрещено все, кроме прямо разрешенного»).

В состав международной финансовой системы входят между­народные рынки валют, ценных бумаг, кредитов. В международную финансовую систему (так же как и во многие другие) постепенно проникает метод многостороннего регулирования, охватывающий пока лишь наиболее важные аспекты межгосударственного взаимодействия, в частности вопросы обращения и конвертируемости на­циональных валют, валютного курса и т.п. Возможно, более точным названием международного финансового права было бы название «международное валютно-финансовое право» (но оно — более гро­моздкое). Во всяком случае эти термины можно употреблять как взаимозаменяемые.

В целом в эпоху глобализации налицо противоречие между вы­соким уровнем развития международной финансовой системы и недостаточностью механизма многостороннего — универсального — регулирования этой системы.

2. Первой много­сторонней мировой валютно-финансовой системой, направленной на регулирование платежных балансов, была Парижская валютная си­стема (1867-1922 годы), в которой участвовали Германия, Италия, Франция, Норвегия, Голландия, Дания, Швеция, а позже присоединились Россия, Япония, США.

В соответствии с этой системой устанавливался фиксированный курс национальной валюты к весовой единице золота. Бумажные банкноты свободно обменивались на золото. Это был период золо­того стандарта в международной валютно-финансовой системе.

Вторая система — система золотодевизного стандарта — стала результатов решений Генуэзской конференции 1922 года и складыва­лась под воздействием итогов Первой мировой войны 1914-1918 годов и Великой депрессии 1929-1933 годов. При золотодевизном стандарте национальные валюты обменивались не на золото, а на банкноты, векселя, чеки (девизы) других стран, в частности США, которые, в свою очередь, могли быть обращены в золото.

На международной конференции в Бреттон-Вудсе, США, в 1944 году юридическое оформление получила так называемая Бреттон-Вудская валютная система. Был установлен фиксированный курс дол­лара США к золотому стандарту (35 долларов за тройскую унцию — 31,1 г), а также фиксированные курсы всех остальных валют к дол­лару. Обмен долларов на золото мог производиться только централь­ными банками и правительственными учреждениями других стран в казначействе США.

Для регулирования отношений в рамках системы создавались Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития.

В случае отрицательного сальдо платежного баланса использо­вались национальные валютные резервы, а затем, по соглашению с МВФ, резервы МВФ в форме специальных кредитов, обусловленных определенными требованиями. При фундаментальном неравновесии баланса предусматривалась возможность девальвации национальной валюты.

В начале 70-х годов Бреттон-Вудская система фактически раз­валилась. В декабре 1971 года было заключено так называемое Смитсоновское соглашение (договоренность членов МВФ), направленное на модификацию Бреттон-Вудской системы: цена золота повыша­лась до 38 долларов за унцию без возобновления обмена долларов на золото, прошла ревальвация валют других стран, расширились пре­делы колебаний курсов (с 1% до 2,25% в каждую сторону). Однако эти меры не помогли.

На очередной сессии МВФ в Кингстоне, Ямайка, в 1976 году были определены основы современной, ныне действующей (на начало XXI века) многосторонней валютно-финансовой системы,подписано соглашение, вступившее в силу в 1978 году.

В соответствии с Ямайкским соглашением упразднялась функция золота как курсового стандарта, золото превращалось в обычный товар со свободной ценой на него; в качестве коллективной резерв­ной валюты вводился стандарт СДР — специальные права заимство­вания; государства получали право выбора любого режима валютного курса, фиксированные курсы были заменены плавающими. Самое главное: в результате закрепился принцип свободы выбора системы валютного курса (в одностороннем порядке или на многосторон­ней основе; фиксированного курса или плавающего) под надзором МВФ.

В результате несколько десятков стран привязали свои курсы к доллару, целый ряд стран — к французскому франку (зона франка) и другим валютам; около 20 стран — к СДР и около 30 стран — к другой «корзине» валют. Некоторые страны (США, Канада, Великобритания, Япония) установили режим независимого плавания.

В рамках ЕС полу­чили развитие механизмы Европейской валютной системы (ЕВС). Основой ЕВС, созданной в 1979 году, стала денежная единица — экю, представлявшая собой корзину из 12 евро­пейских валют. Каждая европейская валюта имела фиксированный курс по отношению к экю.

В 1999 году страны ЕС перешли в безналичных расчетах к единой валюте — евро. Экю прекратило существование. В 2002 году осуще­ствлена замена национальных валют в наличном обращении на евро. Все банковские счета конвертированы в евро. Национальные валюты утратили статус платежных средств.

Интерес представляет тот факт, что в странах ЕС происходит скоординированная конвергенция национальных финансовых систем. При этом все новые и новые вопросы внутренней компетенции пере­ходят под надгосударственное управление: пределы колебаний ва­лютных курсов, бюджетного дефицита, валового долга страны, уровня инфляции, процентных ставок по долгосрочным кредитам; государ­ства должны отказаться от права на девальвацию по Собственной инициативе и т.п. Введение единой валюты будет означать создание валютного союза.

Таким образом, происходит структурирование международной финансовой системы на региональные валютные союзы, в которых будет преобладать одна — надгосударственная — валюта. Уже сейчас в международной финансовой системе имеет место своего рода борьба доллара, евро и иены за наиболее широкий захват в зону своего при­тяжения валют других стран.

3. Международные расчетные операции представляют собой платежи по денежным требованиям и обязательствам, возникающим из отно­шений между государствами, юридическими/физическими лицами различных государств.

Международные расчеты — функция банков. Деятельность бан­ков в сфере международных расчетов является объектом государст­венного регулирования. Расчетные операции между банками регламен­тируются, в зависимости от той или иной формы расчетов сводами правил и обычаев, кодифицированных Международной торговой палатой и периодически пересматриваемых:

Ø Унифицированными правилами и обычаями для документарных аккредитивов;

Ø Унифици­рованными правилами по инкассированию товарных документов;

Ø Женевскими конвенциями о переводных и простых векселях 1930 года;

Ø Женевской чековой конвенцией 1931 года.

К указанным Унифицированным правилам присоединяются не госу­дарства, а банки. Это — примеры источников транснационального права в международной финансовой системе.

Указанные конвенции содержат, в частности, единообразные законы, соответственно, о переводном и простом векселе и о чеке. Многие вопросы, касающиеся порядка рас­четов, ведения счетов, являются предметом межбанковских (коррес­пондентских) соглашений.

В 1930 году был создан Банк международных расчетов (БМР) со штаб-квартирой в Базеле, Швейцария. В функции БМР входит: со­действовать взаимодействию центральных банков стран-участниц, выполнять роль доверенного лица, агента по осуществлению между­народных расчетов. БМР создан в форме акционерного общества. Акционерами Банка являются главным образом промышленно разви­тые государства.

Общие принципы взаимных платежно-расчетных отношений между государствами устанавливаются в двусторонних торговых, платежных договорах, договорах об экономическом сотрудничестве и т.п.

Обобщая практику применения соглашений о платежах, можно выделить два основных подхода государств к организации расчетного процесса:

расчеты в свободно конвертируемой валюте на основе дейст­вующих на валютном рынке курсов в соответствии с национальными правилами валютного регулирования каждой из стран;

расчеты по клиринговой системе, при которой происходит зачет встречных денежных требований и обязательств путем безна­личных проводок по клиринговым счетам, открытым уполномочен­ными банками двух стран друг другу.

Для клиринговых расчетов характерным является обеспечение равенства товарных поставок и платежей между двумя странами. В случае превышения импорта над экспортом по результатам года образовавшаяся задолженность погашается в следующем году. Понят­но, что клиринговая система в большей степени соответствует цент­рализованной экономике.

Валютные операции осу­ществляются в форме купли-продажи валюты, ценных бумаг и в не­которых других формах, связанных с движением капитала, с инвести­рованием.

Своеобразными центрами мирового валютного рынка являются валютные биржи Лондона, Нью-Йорка, Токио. Центры регионального уровня — биржи Франкфурта-на-Майне, Цюриха, Парижа, Брюсселя, Сингапура, Гонконга.

Мировой валютный рынок имеет децентрализованный характер: на нем функционируют биржи, банки, ТНК, брокерские фирмы, инвестиционные и страховые фонды и т.п.

Основная часть (80-90%) операций с валютой совершается между крупными банками по унифицированным правилам путем сделок с немедленной поставкой валюты (т.е. на второй рабочий день со дня заключения сделки) или срочных сделок (форвардных, опционов, фьючерсных, сделок своп).

Международный валют­ный рынок тесно связан с международным кредитным рынком, на котором происходит движение денежного (ссудного) капитала между странами на условиях возвратности, срочности, уплаты процента.

Важнейшей частью международного кредитного рынка является еврорынок. Основными участниками рынка еврокредитов выступают государственные органы, государственные предприятия, ТНК, ТНБ, международные финансово-кредитные организации.

Кредиты могут предоставляться:

Ø по твердой процентной ставке;

Ø по плавающей ставке;

Ø бывают кредиты «стенд-бай» (комиссионные взимаются банком вне зависимости от того, пользуется ли клиент кредитом или нет);

Ø «синдицированные кредиты» (когда банки объ­единяются в синдикаты в целях диверсификации рисков и с учетом национальных законодательств, запрещающих банкам предоставлять одному заемщику кредит в размере, большем, чем определенный процент от собственного капитала банка).

В случаях банковского кредитования в качестве обеспечения возвратности кредита используются: залог, поручительство, гаран­тия.

Как правило, частными международными краткосрочными креди­тами (до 1 года) финансируются внешнеторговые поставки сырьевых товаров или услуг.

Среднесрочное кредитование (1-5 лет) используется при экспорте машин и оборудования. Долгосрочный кредит (свыше 5-7 лет) предо­ставляется для финансирования крупномасштабных проектов на ком­пенсационной основе, при сооружении объектов промышленности или инфраструктуры.

Другими основными видами активных банковских операций в со­временных условиях являются: фондовые, лизинговые, факторинго­вые, форфейтинговые, трастовые операции.

4.Важную роль в обеспечении правопорядка в мировой финансовой системе зани­мают международные организации — региональные и универсальные.

По Бреттон-Вудскому соглашению 1944 года (вступило в силу в декабре 1945 года) был создан МВФ, представляющий собой на се­годня универсальную организацию, ядро международной финансовой системы.

Одновременно с МВФ по соглашению 1944 года был учрежден и Международный банк реконструкции и развития (МБРР). Позднее МВФ и МБРР получили статус специализированных учреждений ООН. МВФ находится в тесном взаимодействии с ВТО.

В международной финансовой системе функционируют регио­нальные кредитные организации и фонды:

¨ Северный инвестицион­ный банк. Азиатский банк развития,

¨ Исламский банк развития,

¨ Финансовая корпорация АСЕАН,

¨ Африканский банк развития,

¨ Африканский фонд развития,

¨ Межамериканский банк развития,

¨ Карибский банк развития,

¨ Центральноамериканский банк экономи­ческой интеграции,

¨ Андская корпорация развития,

¨ Андский резерв­ный фонд,

¨ Арабский валютный фонд и др.

С апреля 1991 года началась деятельность Европейского банка реконструкции и развития, созданного для содействия переходу к ры­ночной экономике стран Центральной и Восточной Европы. Учреди­телями ЕБРР являются ЕС и Европейский инвестиционный банк.

Система МВФ и Всемирного банка. В июне 1943 года прошла Вашингтонская конференция с участием 30 ведущих стран мира. Весной 1944 года состоялось многостороннее совещание в г. Атлантик-Сити, США, которое завершилось Совме­стным заявлением экспертов Объединенных и Присоединившихся Наций об учреждении Международного валютного фонда.

На международной валютной конференции Объединенных На­ций в Бреттон-Вудсе, США, проходившей 10-22 июля 1944 года, были подписаны:

— Соглашение о Международном валютном фонде (вступило в силу 27 декабря 1945 года);

— Соглашение о Международном банке реконструкции и разви­тия (вступило в силу 27 декабря 1945 года).

В мае 1946 года в г. Саванне, США, состоялась учредительная сес­сия МВФ и МБРР. На ней были сформированы Советы управляющих, Исполнительные директораты Фонда и Банка. С 1 марта 1947 года МВФ и МБРР официально приступили к осуществлению своей дея­тельности.

В конце 50-х годов XX века в связи с проблемой роста задолженно­сти развивающихся стран, для смягчения условий предоставляемой им помощи, стимулирования инвестиционной и предприниматель­ской деятельности по инициативе США возникла Международная ассоциация развития- (МАР). На сессии Совета управляющих МБРР 1 октября 1959 года было принято решение об учреждении МАР в качестве филиала МБРР. В 1960 году Исполнительный директорат Банка разослал текст Соглашения о МАР на утверждение государст­вам-членам. Соглашение вступило в силу 24 сентября 1960 года.

В 1988 году в рамках МБРР было учреждено Многостороннее агентство по гарантированию инвестиций — МАГИ, призван­ное поощрять иностранные инвестиции, предоставлять гарантии на инвестиции одного государства-члена в другом государстве-члене путем страхования и перестрахования некоммерческих рисков (экспроприация, война, революция, внутриполитические беспо­рядки).

Согласно Внутренним правилам МБРР, МФК, МАР и МАГИ являются филиалами Банка. Система этих организаций получила название Всемирного банка.

Многие вопросы организации и управления в МВФ зависят от величины квоты государства-члена в уставном (подписном) капитале фонда. Квоты образуют объединенные денежные запасы. На их основе определяется сумма, которую государство может занять у организации. Ответственность государств перед Фондом ограничивается размером квоты. Размер квоты каждого государства рассчитывается по стан­дартной формуле.

Когда государство — член МВФ, имеющее отрицательный пла­тежный баланс, израсходует свой валютный резерв, оно может вос­пользоваться своим «правом специального заимствования» и обраща­ется к МВФ с просьбой о займе. В этом случае МВФ обращается к другому государству-члену, имеющему большой валютный запас, о выделении необходимых средств. Страна-кредитор получает дополни­тельные специальные права заимствования. Итог действий системы заимствований выражается в поддержании относительного равнове­сия балансов, курсовых соотношений.

Компетенция МВФ обладает по отношению к государствам-членам определенными наднациональными чертами. Существуют более 40 вопросов, решения по которым обязательны для исполнения государств-членов. Причем для принятия решений в Фонде достаточно большинства в 70-85% голосов, зачастую решения принимаются органами ограниченного членского состава. Фонд осу­ществляет строгий надзор за валютной политикой государств-членов на многостороннем и одностороннем уровне. Государства не вправе:

Ø манипулировать валютными курсами в ущерб международной валют­ной системе,

Ø использовать изменения валютного курса в целях не­оправданного обогащения,

Ø вводить без согласия Фонда ограничения по текущим международным операциям,

Ø прибегать к множественности валютных курсов.

Государства обязаны:

Ø предоставлять Фонду статистические данные о состоянии экономики,

Ø допускать представителей Фонда для изучения на месте экономического поло­жения.

МВФ в определенном смысле имеет полномочия, которые можно квалифицировать как «квазизаконодательные» и «квазисудебные». Не только МВФ, но и многим региональным банкам предоставлено право толковать свои учредительные документы (полномочия на тол­кование своих уставов) и разрешать споры, связанные с их приме­нением.

Высшим органом МВФ является Совет управляющих (далее — Совет), состоящий из представителей всех государств-членов. Каждое государство имеет право направить в Совет 2 лиц — управляющего и его заместителя (обычно это министр финансов либо руководитель центрального банка) сроком на 5 лет.

В компетенцию Совета входит:

Ø принятие новых членов,

Ø приоста­новление членства,

Ø исключение,

Ø заключение соглашений с междуна­родными организациями,

Ø утверждение соглашений с государствами о кредитовании,

Ø увеличение или уменьшение основного капитала,

Ø одобрение всеобщего пересмотра квот,

Ø распоряжение прибылью,

Ø утверждение бюджета Фонда,

Ø разрешение споров по толкованию Со­глашения о МВФ,

Ø одобрение всеобщего изменения паритета валют,

Ø пересмотр норм по покупке иностранной валюты и др.

Исполнительным органом МВФ является Исполнительный ди­ректорат (далее — ИД), состоящий из 40 исполнительных директо­ров — постоянных и временных. Постоянные директора назначаются на 2 года государствами, имеющими наибольшие квоты. Временные директора избираются на 2 года государствами на основе географи­ческого представительства (в том числе 3 представителя от европей­ских государств; 3 — от латиноамериканских государств). При этом по одному представителю обязательно избираются от Китая и России. Заседания ИД происходят по мере необходимости — как правило, несколько раз в неделю. ИД следит за механизмом формирования валютных курсов, принимает решения о предоставлении финансовой помощи государствам-членам.

Директор-распорядитель МВФ назначается ИД Фонда из числа лиц, не связанных с руководящими органами МВФ. Директор-распо­рядитель является председателем ИД без права голоса (кроме случаев равного распределения голосов), а также возглавляет Секретариат МВФ. Директор-распорядитель обеспечивает связь между ИД, аппара­тами Фонда и Банка, правительствами государств-членов, между МВФ и Секретариатом ООН, другими международными организациями.

Штаб-квартира МВФ находится в Вашингтоне. Кроме того, в Париже и Женеве имеются постоянные представительства МВФ. В 1991 году учреждено представительство МВФ и МБРР в Москве.

Структура и порядок формирования руководящих органов МБРР такие же, как и в МВФ. В компетенцию ИД Банка входит приня­тие решений о предоставлении кредитов в каждом конкретном слу­чае.

Групповые интересы государств — членов МВФ и МБРР согла­совываются в рамках разного рода комитетов и групп. До 1975 года существовала «Группа пяти». В 1975 году, когда по приглашению Президента Франции в Рамбуйе, под Парижем, собра­лись главы семи ведущих государств, фактически сложилась «Группа семи» (С 7) — неформальная структура, согласовывающая позиции для принятия важнейших решений, в том числе в сфере МЭО. «Группа семи» стала работать (на высшем уровне и на уровне министров стран-участниц) за рамками МВФ, хотя и при теснейшем взаимодействии с ним.

В 1998 году в «клуб» этих стран была допущена Россия, хотя ее участие в нем было неполным, особенно после валютно-финансового кризиса в России в августе 1998 года. Начиная с 2001 года в положение России в «клубе» стало укрепляться. Органы МВФ и МБРР готовят специальные доклады для засе­даний «Группы восьми». Решения Группы переда­ются для доработки и оформления в органы Фонда и Банка. Так, на сессиях Фонда и Банка в 1987-1988 годах были представлены и утверждены решения «Группы восьми» о списании части долгов наименее развитых государств.

«Группа восьми» на сегодняшний день является высшим нефор­мальным органом в МЭО вообще и в международной валютно-финансовой системе в частности. Механизмами управления системой является в основном «мягкое право». Не исключено, что со временем «группа» разовьется в некий институциональный механизм с функциями Совета экономической безопасности.

В рамках МВФ работает «Группа десяти», которая состоит из представителей государств — участников Генерального соглашения о займах 1962 года. Государства — участники Соглашения предостав­ляют Фонду займы для дополнительного кредитования государств-членов через механизм МВФ и могут закупать в Фонде валюту в боль­ших суммах и на приемлемых условиях вне зависимости от их квоты. В рамках «Группы десяти» встречаются не главы государств, а министры финансов и управляющие центральными банками.

В качестве своеобразного противовеса «Группе десяти» развиваю­щимися странами сформирован Комитет 24 (Группа 24), который координирует позиции развивающихся стран в Советах управляю­щих, Исполнительных директоратах и других органах МВФ и МБРР.

5. К принципам международного финансового права относятся:

1) принцип равновесия платежных балан­сов;

2) принцип свободы выбора валютного курса под контролем МВФ;

3) принцип запрета на использование девальвации (смены валютного курса) в качестве средства конкурентной борьбы на товарных рын­ках;

4) принцип свободы выбора платежно-расчетных систем в двусто­ронних отношениях при ненанесении ущерба международной фи­нансовой системе;

5) принцип возврата (погашения) государственных внешних долгов;

6) принцип недискриминации при предоставлении кредитов;

7) принцип льготного кредитования развивающихся стран;

8) принцип совместных действий по недопущению финансовых кризи­сов (в том числе путем взаимодействия с МВФ);

9) принцип оказания финансовой помощи в случае финансового кризиса;

10) принцип гаран­тирования в отношении финансовых рисков и др.

В международном финансовом праве пока практически не при­меняются в заметных масштабах такие принципы-стандарты, как принцип наибольшего благоприятствования или принцип предо­ставления национального режима. Возможно, их применение найдет место в обозримом будущем в сфере финансовых услуг.

В системе МВФ—МБРР существуют и продолжают развиваться элементы надгосударственного регулирования. Право МВФ, по сути, императивно. МВФ представляет собой механизм, сопоставимый с функциями мирового министерства финансов.





Внимание, только СЕГОДНЯ!

Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *