Критерии научности знания

Наука — важнейшая форма развития познания. Под наукой понима­ется как познавательная деятельность, так и выраженные в научных тру­дах результаты этой деятельности в виде некоторой совокупности име­ющихся в данный исторический момент знаний, образующих научную картину мира. Следует подчеркнуть: не всякое знание, которое произво­дится в науке, отвечает критериям научности. Безусловно, наука имеет механизмы, позволяющие осуществлять жесткий отбор, селекцию про­изводимой информации. Она отторгает недобросовестные сфабрико­ванные «факты», воровство идей, бескрылое компилирование и т. п. Но тем не менее в обществе перманентно возникают условия, создающие возможность проникновения в науку недобросовестных лиц, получаю­щих степени и звания за списанные и опубликованные в сети интернет аспирантские рефераты, за работы выполненные «на заказ» и оплачен­ные новоявленными денежными мешками. Сегодня каналы научной информации засоряются репродукциями того, что уже было опублико­вано, а под призывными интригующими заголовками изданий скрыва­ются банальные истины. Поэтому в науке существует система критериев, позволяющая осуществлять демаркацию научного и ненаучного знания, науки и той продукции, которая не соответствует критериям научности. Все они направлены на удостоверение истинности и продуктивности на­учных разработок и идей. Каждая эпоха выдвигает свои критерии научности, они изменяют­ся под влиянием научного прогресса и социальных потребностей. Из­менение критериев научности обусловливают также социокультур­ные факторы: менталитет населения, духовные доминанты, состояние общественно-политической мысли, культурные традиции и т. д. Но при всех трансформациях общественной жизни и духовной культуры остают­ся незыблемыми главные ценности научного познания: оно всегда было й остается поиском истинного, обоснованного знания. Критерии науч­ности призваны оценить результаты научного поиска и принять решение

о включении или невключении полученного знания в арсенал научного знания. В истории науки и философии сформировались три группы кри­териев научности: логический, эмпирический и социокультурный. Логические критерии научности. К их числу относятся, в частности, критерий непротиворечивости, полноты и независимости. Непротиво­речивость означает запрет на одновременное доказательство двух проти­воречащих концепций. Полнота теории предполагает, что все истинные высказывания, которые формулируются в ее языке, могут быть доказа­ны. (См. Ильин В. В. Философия. Ростов-на-Дону, 2006. Том Г. С. 555.) Логические критерии научности реализовались в требованиях формали­зации и математизации знания. Однако такие требования, по существу, являлись экстраполяцией одних отраслей знания, где математический аппарат, формализация и идеализация не только возможны, но и необ­ходимы, на те научные дисциплины, которые в силу своей специфики, не поддаются математизации.

Эмпирические критерии научности: верификация и фальсификация. Верификация предполагает удостоверение теории эмпирически уста­новленными фактами. Факты не образуют теорий, но требуют своего теоретического объяснения, особенно при возникновении проблемных ситуаций в науке. Но имеющиеся теории могут подтверждаться (удосто­веряться) фактами, согласующимися с ней. Известно, что индуктивные умозаключения имеют вероятностный характер. Это обстоятельство да­вало повод для критики научной индукции. Такая критика в качестве неявного исходного основания имела установку на абсолютную истину как некий эталон научности. Но абсолютная истина как всякий идеал недостижима в реальных условиях научного познания. Относительность истины не является признанием ее ущербности или необъективно­сти, она показывает историческую обусловленность познания, которое всегда представляет собой процесс приближения к идеалу абсолютной истины, являющейся регулятивным принципом научного познания. Установка на дедукцию, которая по формально-логическим основаниям создает предпосылки достоверного вывода, также не может быть абсо­лютной, поскольку основывается на допущениях, принимаемых без до­казательств и зачастую имеющих индуктивную основу. Так, известный силлогизм «Все люди смертны. Сократ — человек, следовательно, он смертен» построен на допущении (первая посылка), полученном ин­дуктивным путем. Недостаточность принципа верификации продемон­стрировал К. Поппер, показавший, что вненаучные представления (типа астрологии, магии и пр.) могут подтверждаться множеством фактов, но тем не менее не только не иметь научного статуса, но оставаться факти­чески ложными.

Фальсификация — эмпирический способ опровержения. По мысли К. Поппера, ученый, выдвигая новую гипотезу, предсказывает вместе с ней некоторые следствия, способные либо подтвердить, либо фальси­фицировать ее. Поппер подчеркивал: наука допускает фальсификацию своих гипотез и тем самым обеспечивает рост научного знания. Пара­наука, ложные концепции, идеологические доктрины налагают запрет на фальсификацию и тем самым остаются за пределами науки, не выдер­живают испытания на научность. Однако критерий фальсификации тре­бует уточнений. Лакатос различал догматический и утонченный фаль- сификационизм. Последний допускает наличие противоречий между фактами и теорией, поскольку, во-первых, при установлении фактов могут иметь место погрешности; во-вторых, теория может давать объ­яснения противоречащих фактов и, в-третьих, факты никогда не могут быть в полном соответствии с теорией, поскольку реальное бытие при­роды, общества и человека несводимо к идеальным схемам теоретиче­

ского познания. Фальсификация имеет оправдание в случаях, когда ее предсказания не получают эмпирического подтверждения, либо когда имеется более успешная теория.

Социокультурные критерии научности. В. В. Ильин определяет дан­ные критерии как экстралогические и неэмпирические. К ним он от­носит критерии простоты, красоты, эвристичности, конструктивности, нетривиальное™, информативности, логического единства, концепту­альной и когерентной обоснованности, оптимальности, прагматичности и т. д. Названные критерии значимы в ситуациях выбора альтернативных теорий, когда возникает необходимость в дополнительных основаниях предпочтения одной теории другой. Так, критерий простоты предпола­гает минимизацию допущений при объяснении явлений. Эйнштейн так объясняет этот принцип: «Важнейшая цель любой теории состоит в том, чтобы… основных несводимых элементов было как можно меньше и что­бы они были как можно проще, однако так, чтобы это не исключало точ­ного отображения того, что содержится в опыте» {Эйнштейн А. Собрание научных трудов. М., 1967. Т. IV. С. 167). В психолингвистике требование простоты означает различение содержательного богатства текста, его на­сыщенности и информативности. Информационная насыщенность текст характеризуется в критериях меры новизны и степени сложности его со­держания. Информативность текста характеризует текст с точки зрения возможностей его понимания. Простота текста в этом смысле означает меру возможностей экспликации его смысла: чем сложнее текст, тем меньшее количество информации может эксплицировать его читатель.

Критерий красоты покоится на эстетическом опыте ученого, на его субъективном вкусе и предпочтениях, которые неявно обусловливают восприятие процесса или результатов научного труда, начиная от лабо­раторного оборудования и кончая математическими уравнениями, спо­собами обоснования теории и т. д. Здесь радость открытия, восхищение его совершенством, законченностью, богатством теоретических возмож­ностей ассоциируется с совершенством и красотой природы или произ­ведений искусства. Тем более что этимология слова «искусство» означает искусный, хорошо сделанный. В результатах научного труда также про­является искусство ученого-исследователя.

Эвристичность означает меру новизны, оригинальности и, главное, возможностей творческого применения и дальнейшего развития теории. Это тот предсказательный потенциал, который создает предпосылки умножения научного знания, его развития. В научном творчестве всегда так или иначе сопрягаются творческий и рутинный моменты. Естествен­но, в продуктах научного труда может преобладать либо рутина, репро­дукция уже имеющегося, либо, напротив, творчество, новизна, ориги­нальность.

Критерий когерентности выражает один из способов доказательства истинности нашего знания. Согласно данному критерию знание имеет систематический характер, его составные части, полагаются истинны­ми, если в них не нарушены основополагающие принципы имеющейся

теории. Данный критерий применим в отношении логических и мате­матических теорий. Критерию когерентности соответствуют некоторые философские и общетеоретические принципы и установки науки, по­лучившие проверку временем: причинность, относительность, единство мира. Являясь базисными, данные установки служат в качестве критерия научности

Критерий инвариантности предполагает сохранение достоверности научного факта, теории, независимо от многообразных интерпретаций. Критерий инвариантности полагает наличие некоторого научного зна­ния, остающегося относительно неизменным при относительной неиз­менности условий его применения.





Внимание, только СЕГОДНЯ!

Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *